Пост 207 (31 января). Краткая хроника–перечень некоторых событий эксперимента. Часть 7

25 октября про наёмника Агафонова отправил заявления в Генпрокуратуру, МВД и СК.
28 октября отправил 2 обращения Президенту. В которых среди прочего есть вопросы:
1) «Почему Вы проигнорировали решение Конституционного Суда Украины (№ 2–рп/2014 от 14.03.2014) о неконституционности этого референдума?»
2) «Почему Вы признали Крым суверенным государством, хотя ни де юре, ни де факто он им не был?»
29 ноября дата письма из Главного управления МВД по противодействию экстремизму. Они заявили, что вопросы попадания российского оружия на территорию Украины «находятся вне юрисдикции правоохранительных органов РФ». Кроме того, они назвали данные официальной миссии ОБСЕ по обнаружению российского оружия на территории «ЛНР» просто «сообщениями из интернета».
30 октября написал заявление–предупреждение в Яблоко
«Если Яблоко официально обозначит свое присутствие на оккупированной территории Украины, то я буду считать для себя невозможным отдать свой голос Яблоку.»
Подвел итог, что на мои обращения от 27 июля в Яблоко и Касьянову по проблематике российской агрессии против Украины и Грузии ответа ни от Яблока, ни от Парнаса — я не получил.
30 октября написал письма Председателям ГД (Нарышкину) и СФ (Матвиенко) о том, что депутаты нарушают 2 закона, не отвечая избирателю. Так как Нарышкину писал и раньше, то предупредил его, что буду ему писать еженедельно (до ответа)
30 октября получил письмо из СК РФ от 3 октября. Речь идет о сбитом в зоне АТО российском беспилотники.Пишут, что информация изучена и принята к сведению в рамках уголовного дела против ВСУ и «Правого Сектора».
Делаю предварительный вывод эксперимента про Следственный Комитет РФ:
«Экспериментально доказано, что СК отказывается возбуждать уголовные дела по российским террористам и по информации о поставках российского оружия в зону АТО»
31 октября написал обращение на тему международного права. Цель — привлечь внимание именно к указу №147, который лежит в основе их юридической лжи. Тезис из этого указа о «независимости и суверенности» Крыма я определил ранее как слабое место трупа. А именно, я хочу их вытащить на защиту тезиса из Указа о «суверенности и независимости».
Отправил текст в следующие дупла:
Президент РФ
МИД РФ
Комитет СФ по конституционному законодательству и государственному строительству
Комитет СФ по международным делам
Комитет ГД по делам Содружества Независимых Государств, евразийской интеграции и связям с соотечественниками
Комитет ГД по конституционному законодательству и государственному строительству
Комитет ГД по международным делам
31 октября написал заявление в Генпрокуратуру. С просьбой предпринять действия в отношении Следственного Комитета РФ. Так как ответ СК (про сбитый в Украине российский беспилотник) можно трактовать как покрывательство, пособничество и даже соучастие в преступлениях.
31 октября Удодов (помощник депутата ГД Каминского) сообщил мне, что он потерял моё обращение. Но предложил мне встретится лично с депутатом.
31 октября АП написала письмо, что на моё обращение от 31 октября на тему международного права они отвечать не будут.
2 ноября я написал письмо депутату ГД Каминскому, в котором еще дал тексты всех моих обращений к нему.
2 ноября написал обращение к Председателю ГД Нарышкину о том, что ни он ни депутаты ГД не отвечают на обращения Наябедничал ему на депутата Каминского.
3 ноября я написал письмо Президенту по мотивам его отказа отвечать на моё обращение от 31 октября. В этом письме я задал три вопроса
1) Означает ли отказ ответить мне на мое обращение, то, что я не имею права получить ответы на эти свои вопросы?
2) В ответе из АП говорится, что они не будут делать аналитическую работу, чтобы ответить на вопросы из моего обращения. Означает ли это, что ранее АП не проводила аналитической работы по изучению вопросов из моего обращения?
3) Если Вы не хотите или не можете дать ответы на вопросы, поставленные в моем обращении от 31.10.2015, то какая структура российской власти сможет ответить на эти вопросы?
5 ноября написал письмо Председателю Законодательного Собрания Ростовской области Дерябкину про то, что депутаты и он сам не отвечают на мои обращения. Предупредил его, что писать об этом ему еженедельно.
6 ноября на сайте Ростовского областного суда появились тексты обоснований решений по моим трем апелляциям на решения Шахтинского городского суда.
Вывод по всем трем процессам: Аппеляционный суд все мои претензии к решениям городского суда проигнорировал. И даже не написал почему он их проигнорировал.
6 ноября я получил письмо из СК РФ. Хотя документ в письме имеет дату 10 сентября. Это ответ на моё обращение от 5 августа с вопросами:
1) Какие данные есть у СК РФ по числу погибших граждан РФ в зон АТО?
2) Об уголовных делах возбужденных в РФ в отношении граждан РФ обвиняемых Украиной в террористической деятельности.
На мои вопросы СК не ответил. Но написали о том, что граждане РФ не принимают участие в вооруженном конфликте на востоке Украины.
6 ноября «объединенное стратегическое командование Южного военного округа» написало мне про сбитый в Украине российский беспилотник. Смысл письма: «Не верьте СБУ»
7 ноября я встретился лично с депутаттм ГД Каминским. Это была неожиданно смешная встреча. Он пообещал ответить на мои обращения.
10 ноября написал обращение в СК с целью, чтобы они разъяснили свой бредовый ответ от 10 сентября.
10 ноября написал Президенту обращение с тремя вопросами:
1) Имеет ли гражданин РФ право знать сколько примерно россиян погибло в зоне АТО на территории Украины?
2) Если ответ на первый вопрос — утвердительный, то кто может предоставить мне такую информацию?
3) Если ответ на первый вопрос — отрицательный, то почему?
11 ноября снова отправил в АП обращение по проблематике международного права (с 9 тезисами), указав, что ответ они пусть дают в бумажном виде, так как ранее они написали, что не могут дать ответа в электронном виде.
11 ноября получил письмо из ГД. где сообщается, что обращение по проблематике международного права (с 9 тезисами), направленное мною в 3 комитета ГД они «передали к сведению» только в два.
11 ноября получил ответ из Генпрокуратуры по моему обращению про наёмника Агафонова. Пишут, что не нашли законных оснований для организации уголовного преследования.
11 ноября из ГД написали, что они написали, что не компетентны комментировать юридические акты государства.
12 ноября получил ответ из АП на моё обращение от 10 ноября.
Можно подвести итог длительной эпопеи с моими приставаниям к различным дуплам власти с вопросом о количестве погибших в зоне АТО россиян.
Глава государства официально мне ответил (через уполномоченных им лиц), что он не считает своей обязанностью как Президента отслеживать информацию о погибших в этом конфликте россиянах.
Глава государства официально мне ответил (через уполномоченных им лиц), что ему ничего не известно о существовании какого–нибудь дупла,отслеживающего информацию о погибших в этом конфликте россиянах.
12 ноября Заместитель Председателя СФ Бушмин написал, что направил мои обращения (про сбитый российский беспилотник и про «Буратино») в МинОбороны РФ..
13 ноября депутат ГД Каминский написал мне, что «вопрос о числе погибших российских граждан на территории Украины является некорректным», и что Путин и Лавров говорят, что в Украине не было и нет российских военных.
14 ноября я отправил 39 депутатам ГД обращение о необходимости начать процедуру по отрешению Президента РФ Путина В.В. от должности. Поводом послужил ответ АП на моё обращение от 10 ноября.
16 ноября получил письмо от депутата ГД Ломакина–Румянцева, где он написал, что по моему обращению насчет «Буратино» ничего делать не будет.
17 ноября отправил заявление в Генпрокуратуру о том, что ответ командования Южного военного округа про беспилотник дан не по существу.В ответе использован слоган «информационный вброс». Этот термин не является юридически точным. И не означает, что информация о сбитом российском беспилотники является ложной.
Попросил Генпрокуратуру:
— предпринять меры, предусмотренные законодательством, в отношении должностных лиц ЮВО;
— обязать руководство ЮВО ответить по существу на мое обращение.
17 ноября КомитетСФ по конституционному законодательству и государственному строительству ответил на моё обращение (с 9 тезисами) о том, что Указ Президента № 147 противоречит международному праву и Конституции РФ.
Суть ответа: «Указы Президента не могут противоречить Конституции. А значит, Указ Президента не противоречит Конституции»
Кроме того, они написали, что не компетентны комментировать юридические акты государства.
18 ноября на сайте Президента появился ответ на мое обращение к нему от 10 ноября. Написали, что не будут отвечать.
18 ноября Генпрокуратура написала, что какая–то моя жалоба на Следственный Комитет переправлена в Следственный Комитет. Так как я ябедничал на СК несколько раз, то я не понял о каком конкретно случае идет речь. Дословно сказано так «Ваша жалоба о ненадлежащем рассмотрении предыдущего заявления».
20 ноября написал Президенту обращение с двумя вопросами:
1) Означает ли отказ ответить мне на мое обращение, в котором я спрашиваю
а) Не противоречит ли Указ Президента от 17.03.2014 г. № 147 «О признании республики Крым» ратифицированным договорам и соглашениям РФ с Украиной?
б) Не противоречит ли Указ Президента № 147 нескольким общепризнанным принципам международного права и Конституции РФ?
то, что я не имею права получить ответы на эти свои вопросы?
2) Если Вы не хотите или не можете дать ответы на вопросы, поставленные в моем обращении от 31.10.2015, то какая структура российской власти сможет ответить на эти вопросы?
20 ноября ГосДума написала мне ответ на обращение о том, что депутаты нарушают конкретные статьи двух законов, не отвечая избирателю. В ответе сказано «Депутат работает с обращениями граждан исключительно самостоятельно»
21 ноября получил письмо из АП (от 19 ноября). Письмо названо ими ответом на мои 2 обращения от 28 октября. АП решила поговорить о слабом месте трупа (тезис «о независимости и суверенности Крыма» из указа № 147, который лежит в основе их юридической лжи). Их попытка показала, что слабое место еще слабее, чем думалось мне априори.
21 ноября получил письмо (с датой 6 ноября) от Военной прокуратуры Южного военного округа. Написали, что «в ходе проверки моего обращения о нарушении законов в связи с утратой беспилотника «Форпост» оснований для привлечения к ответственности лиц поднадзорных военной прокуратуре ЮВО не выявлено».
23 ноября из Законодательного Собрания Ростовской области мне сообщили, что для того, чтобы его Председатель Дерябкин ответил мне на электронные обращения, я должен завтра приехать к нему на прием.
24 ноября получил из Генпрокуратуры электронное письмо от 12 ноября. Это ответ на мои обращения по поводу неполучения ответов на мои письма, адресованные депутатам. Генпрокуратура сказала:
1) Обеспечение рассмотрения обращений граждан осуществляется Аппаратом Государственной Думы
2) Генпрокуратура не наделена полномочичми по надзору за соблюдением Конституции РФ и исполнением законов, действующих на её территории.
Генпрокуратура написала также, что переслала мое обращение в ГД и СФ, а также в прокуратуру Ростовской области.
26 ноября 2015 года группа российских правозащитников обратилась в Главную военную прокуратуру РФ с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении должностных лиц Министерства обороны РФ, осуществляющих руководство группировкой российских воздушно–космических войск в Сирии. Среди подписантов Константин Селезнев, Валерий Отставных, Михаил Аншаков (автор текста), Вадим Лебедевич. Речь идет о сбитом СУ–24.
26 ноября я написал индивидуальных заявления в Генпрокуратуру и Главную Военную прокуратуру про СУ–24.
28 ноября отправил обращение к Президенту, подробно указав ему на интеллектуальную слабость его аргументации и логических построений в ответе от 19 ноября.
28 ноября написал обращение–заявление в Генпрокуратуру про ответ Главной военной прокуратуры ЮВО. В нем я, в частности, писал:
«В письме из Главной военной прокуратуры ЮВО нет ответов на два важных вопроса:
1) Установлен ли сам факт пропажи беспилотного аппарата?
2) Есть ли виновные лица среди тех, кто не поднадзорен военной прокуратуре ЮВО?
Прошу Генпрокуратуру:
или обязать Главную военную прокуратуру ответить мне на эти два вопроса;
или найти компетентные для ответа на эти вопросы правоохранительные структуры.
Прошу также Генпрокуратуру организовать компетентное и полное расследование по информации, изложенной в моём обращении»

==Комменты

Могу я высказаться? Спасибо.

Вы делаете очень правильную вещь — вы показываете несостоятельность существующего властного режима. Это все хорошо.

Но лично для меня еще раз может быть в тысячный раз: какую цель вы преследуете?

К примеру зная, что это стена можно долбиться в нее бесконечно. Но вот зачем?

Спасибо.
Написал craz

==

craz: Это многоаспектный вопрос. Я отвечал много раз и разными словами. Сейчас я скажу так: «Я хочу выразить свое несогласие с тем, что делает российское государство. Способ, который я избрал, для меня наиболее субъективно удобен. Кроме того, мне и правда интересно узнавать степень маразматичности российского государства. Эта маразматичность порождает оптимизм»
Написал infinum

==

Ваша настойчивость поражает 🙂
Пожалуйста, продолжайте, может быть когда–то всё что вы делаете получит общественный резонанс (надеюсь, вы к тому моменту будете живы и надеюсь, что даже живы на свободе).
Написал Путинская_сволочь

==

| 3) Если Вы не хотите или не можете дать ответы на вопросы, поставленные в моем обращении от 31.10.2015, то какая структура российской власти сможет ответить на эти вопросы?

Если Вы не можете дать ответы на мои вопросы, дважды моргните.

Можно каким–нибудь путём выяснить кто из подопытных не хочет отвечать (что–то делать), а кто хочет, но не может? Ведь в случае «потом» многие будут говорить, что «хотели, но не могли».

В нацистской Германии, к примеру, среди обвиняемых какое–то количество было в итоге оправдано https://en.wikipedia.org/wiki/List_of_Axis_personnel_indicted_for_war_crimes

(/r/ статьи получше?). И хотя большинство оправданных имели работы вроде врача или учёного,1 было и несколько оправданных чиновников тоже (Otto von Erdmannsdorff, Otto Meissner).3

Или вот к примеру из статьи про Hermann Foertsch (генерал пехоты): “As a chief of staff for several generals commanding Wehrmacht forces in Greece and Yugoslavia, Foertsch passed on orders to subordinate units to take hostages or conduct reprisals. These orders were deemed criminal in by the Tribunal, but staff officers were not considered culpable unless they drafted such criminal orders or made a special effort to distribute them to the troops that carried them out. Citing a lack of evidence of a commission of an unlawful act, the Tribunal acquitted Foertsch of war crimes.”3

1IG Farben Trial, The Doctors Trial

http://law2.umkc.edu/faculty/projects/ftrials/nuremberg/NurembergDoctorTrial.html
2Ministries Trial, Otto von Erdmannsdorff, Otto Meissner.

https://en.wikipedia.org/wiki/Otto_von_Erdmannsdorff
3Hermann Foertsch

https://en.wikipedia.org/wiki/Hermann_Foertsch
Написал 1c352d

==

1c352d: Можно каким–нибудь путём выяснить кто из подопытных не хочет отвечать (что–то делать), а кто хочет, но не может?
Мне в голову только допрос с пристрастием и пытками пришел. Но это не мой метод. Можно, конечно, в Швейцарии тайные индивидуальные переговоры провести.
Написал infinum